Правильно выполненная групповая хома гармонизирует атмосферу в радиусе нескольких километров от того места, где она происходит

Огонь — живое существо, злоупотреблять им — значит навлекать на себя несчастья. «Навсегда запомни одно: огонь — это живое существо. Как только ты вызываешь его к жизни, ты несешь за него ответственность. Например, ты не имеешь права тушить его, точно так же, как ты не смеешь душить любое другое живое существо. Ты должен позволить ему умереть по собственной воле. После того как пепел собран, ты должен тщательно вымыть весь участок, так чтобы никто случайно не наступил на остатки пепла. Ненужный пепел следует опустить в воду, причём это должна быть река или океан — но никак не сточная канава! И ещё одно: если тебе кажется, что во время хомы огонь угасает, никогда не дуй непосредственно на него. Всегда обдувай свою ладонь, и пусть отражённый от неё воздух попадает на огонь. Зачем нужно делать так, я тебе объясню... со временем».
Несколько мгновений он молчал, давая мне возможность осмыслить сказанное, а затем продолжил: «Естественно, я не надеюсь, что ты на этот раз запомнишь всё в точности. У тебя ещё будет много возможностей попрактиковаться в хоме, а у меня — исправить твои ошибки, пока я жив и даже позже. Я всегда говорил, что добрая половина наслаждения от просветления достигается по дороге, которая к нему ведёт. По мере того как ты продвигаешься от сознания ограниченного человеческого существа к сознанию неограниченного существа, ты переживаешь самые разнообразные ощущения, чудесные и отталкивающие. Никогда не привязывайся ни к одному из этих ощущений — это лишь верстовые столбы, которые говорят тебе, сколько ты прошёл и сколько ещё осталось пройти. Если ты привяжешься к ним, ты зациклишься на них и перестанешь развиваться.
«Мои «дети» в результате выполнения хомы, как правило, приобретают хороший опыт. Так как Природа добра ко мне, Она обычно добра и к моим духовным детям, если они предварительно приходят ко мне и испрашивают разрешения на свои действия. Однажды один из них в самом конце хомы должен был предложить огню несколько конфет и получить взамен немного прасада. (Прасад — это та порция вашего жертвоприношения, которая возвращается вам для ваших нужд, с тем чтобы вы могли впитать некоторые вибрации того божества, которому вы поклоняетесь. — Авт.) Когда мы подняли коробку с конфетами, все они разом упали в костер и загорелись. Парень, естественно, расстроился, поскольку ему не досталось прасада, но вдруг одна конфета выпала из огня прямо ему на ногу».
«В другой раз их группа закончила свою хому, не использовав самагри в полном объёме. Любыми остатками подобного рода нужно распорядиться должным образом. Поскольку они находились в сельской местности, они пытались угостить ими коров, но ни одна корова не прикоснулась к их угощению. Тебе когда-нибудь приходилось слышать о корове, которая отказывалась бы от смеси риса, кунжута, ячменя, мёда и сахара, щедро посыпанных сухими фруктами и орехами? Не одна, но несколько коров отказались от всего этого. Правда, собака, которая следовала за моими ребятами от самой деревни, была не прочь отведать это угощение, но ей ничего не дали.
«Когда они вернулись в Бомбей, я напомнил «детишкам», что Шива часто является своим приверженцам в форме собаки. Коровы в той местности, где они выполняли хому, отказывались есть, потому что Шива хотел, чтобы они продолжали своё поклонение с этим материалом, или по крайней мере хотел, чтобы приношение предложили ему, в форме собаки, а не коровам. Когда приближаешься к божеству, которому поклоняешься, божество начинает с тобой заигрывать. Играть любят все.
«Вот почему следует приглядывать за своими «духовными» детьми. Детей следует защищать до тех пор, пока они не достигнут такого уровня развития, когда будут способны действовать сами. На хинди слово «ребёнок» звучит как «бачча», что происходит от слова «защищать» (бачана).
«То есть ребёнок — это «тот, кто нуждается в защите?» — предположил я.
«Совершенно верно, — подтвердил он. — Например, всякий раз, как мои ребята уходили в джунгли, кто-нибудь обязательно приносил им еду и воду, когда это требовалось. Спроси их сам, если мне не веришь. Как так получается? Я не знаю. Но я знаю, что это так. Однажды они стали лагерем в джунглях и в полночь проснулись от лёгкого беспокойства. Откуда ни возьмись появилась группа местных жителей с факелами в руках, и эти люди сказали, что внезапно у них возникло желание прийти сюда и провести здесь ночь.
Правильно выполненная групповая хома гармонизирует атмосферу в радиусе нескольких километров от того места, где она происходит «Однако это не означает, что моим «детям» все подносят на серебряном блюдечке, — поспешил добавить он. — Как только кто-то из них начинает суетиться, огонь преподаёт ему урок. Последний раз, когда мы выполняли хому, один из моих «детей» так обжёг руки, что они покрылись волдырями, другой получил сильный ожог ног. С огнём играть опасно. Огонь — живое существо, злоупотреблять им — значит навлекать на себя несчастья. Пока он любит тебя, проблем нет, но если ты изволишь дурачиться — хлопот не оберёшься. Эти двое были полны ревностью, потому что Фредди и Катьяни пришли выполнять хому вместе с нами. Как они смели завидовать! Согласно индийской традиции, к гостю надлежит относиться как к Богу. Почему бы им не пострадать из-за зависти к Богу?»
Вималананда всегда без колебаний шёл на страдания сам и понуждал к страданию других, когда чувствовал, что это необходимо.
«Когда люди завидуют тебе и твоим достижениям, как некоторые из моих ребят тебе (ты сам это знаешь), не беспокойся об этом. Их зависть будет действовать как чудесный огонь, который выжжет все твои дурные кармы. Ты сам почувствуешь, как будешь становиться всё легче и легче, и день за днём они будут брать твои кармы на себя. Огонь всегда сжигает, и если ты поклоняешься ему должным образом, он выжжет все твои дурные кармы».

Спустя год или два после нашей первой хомы, когда мы уже вполне освоились в этой местности, мы с Вималанандой сидели ранним утром около храма после целой ночи поклонения огню. После наших приездов положение в деревне постепенно улучшалось. Возможно, это было просто совпадение, а может быть, как и предсказывал Вималананда, наши действия положительно повлияли на жизнь сельчан. Несомненно, они были довольны нашей хомой. Когда мы поднимались с наших мест, они окружали кострища, терпеливо ожидая, пока пепел костра остынет и его можно будет собрать. Некоторые селяне использовали пепел как лекарство — одна женщина лечила страшную язву на бедре, регулярно прикладывая к ней этот пепел, — другие просто хранили его в доме как счастливую примету. Фермеры, которые использовали пепел на своих полях, сообщали о небывалых урожаях, и их преуспевание благотворно сказывалось на всех жителях деревни, получивших теперь возможность немного денег откладывать впрок. Жители деревни были убеждены в том, что этим поворотом в своих судьбах они обязаны исключительно нашей хоме и правильному умилостивлению божеств. Как только мы начинали прощаться с ними, они просили нас вернуться как можно быстрее.
В то утро, когда мы наблюдали, как они собирают свою долю пепла — свою часть мы оставили себе для подобных же целей, — Вималананда сказал мне: «Даже эфирные существа в округе наслаждаются нашим присутствием. Они не могут непосредственно забирать пепел, как это делают жители. Они просто раздувают его и втягивают в себя, а для нас это выглядит как простое дуновение ветра». Он улыбнулся.Когда янтра готова, начинается поклонение Ма.
«Когда мы впервые пришли в эту деревню, было похоже, что наш друг, дерево, долго не проживёт, не так ли? А теперь посмотри на него: раскрылись новые листья, и оно восстановило большую часть энергии. Это оттого, что эфирному существу, которое живёт внутри него, тоже по душе наша хома — аромат дыма и звучание наших мантр. Его страдания довлели над этой деревней и теперь, когда оно снова счастливо, оно присматривает за жителями и направляет их к процветанию.
«Есть ещё много благотворных знаков, которые большинство людей не в силах истолковать. Ты помнишь ту пару маленьких сов, которые навещали нас несколько раз поздно ночью, когда каждый сосредотачивался на своей хоме? Тех самых, что взлетали и садились на верхние ветви дерева, переговариваясь о чём-то в течение полутора часов, а потом улетали?» Конечно, я помнил. «Совы, как правило, не приближаются близко к огню, но я думаю, что их поведение было благоприятно для всех, кто участвовал в нашей работе.
«Вот истинное поклонение, настоящая йога: не совершенствовать физические позы, но превращать каждый дом в счастливый дом. Если хотя бы за сотней индийских деревень поухаживать как за этой, изменился бы весь уклад жизни в Индии. Отец живёт ради своих детей, а не ради себя, если он настоящий отец».

Правильно выполненная групповая хома гармонизирует атмосферу в радиусе нескольких километров от того места, где она происходит

«Правильно выполненная групповая хома гармонизирует атмосферу в радиусе нескольких километров от того места, где она происходит, принося мир тем, кто живёт поблизости, как людям, так и эфирным существам. Теперь ты — член нашей группы и должен выполнять свою работу как можно лучше. Сейчас подходящее время для обучения. Когда я уйду, ты будешь отвечать за все сам».
Я стал протестовать, утверждая, что он проживёт ещё долго — я был ещё слишком молод, чтобы задумываться о смерти, — но он отмахнулся от моих возражений и продолжал:
«Ты заметишь, что здесь, как и везде, мы выкапываем несколько ям для кострищ, и, как правило, у каждой из них сидят двое людей. Строго говоря, у каждого из выполняющих ритуал должно быть своё индивидуальное кострище. Когда человек становится агнихотри, огнепоклонником в ведическом смысле, никто не должен даже дотрагиваться до него, а не то что сидеть рядом с ним у огня. Единственное исключение составляет его жена. Однако для удобства, и из-за того, что, когда двое сидят вместе, они могут помочь друг другу, мы используем такое размещение.
«Прежде чем сесть, мы приветствуем Землю-Мать, которая поддерживает нас, и просим её об удачном совершении ритуала. Затем, помянув Ганешу (сына Шивы с головой слона) и попросив его убрать все препятствия, мы начинаем подготавливать кострище. На дне ямы размещается янтра». Янтра, насколько я понимаю, это некоторая мистическая диаграмма, которая предназначена для того, чтобы вмещать и контролировать энергию, которая вкладывается в неё через ритуал. Янтра также представляет божество, вызываемое во время церемонии. «Обычно я использую в качестве янтры шестиконечную звезду, составленную из двух треугольников, наложенных друг на друга. Я выполняю хому этого вида для общего блага всех живых существ в окрестности и в особенности тех, кто участвует в ритуале. Шестиконечная звезда, Звезда Давида, весьма значима для индийцев, а не только для иудеев.
Правильно выполненная групповая хома гармонизирует атмосферу в радиусе нескольких километров от того места, где она происходит
«Пламя также имеет форму треугольника, направленного вершиной вверх. Пламя превращает все вещи в пепел. Все двойственности, сгорая, становятся единой реальностью. Мы преподносим огню двойственность — материал наших жертвоприношений, — и огонь преображает её. На голове человека также расположен указывающий вверх треугольник. Это три глаза. Два нижних глаза видят двойственность, верхний глаз — только единство. Таким образом, логично заключить, что должным образом выполненное поклонение поможет тебе открыть твой третий глаз».
Это звучало логично.
«Когда янтра готова, начинается поклонение Ма. Каждое кострище должно иметь символическое изображение вульвы. Иногда этот символ встроен вовнутрь. Я обычно изображаю красным порошком две параллельные линии сбоку от кострища. Прежде чем начать, ты должен поклониться Шакти, поскольку без неё работу не сделать. Нет такого акта творения, в котором не присутствовал бы женский принцип.

Огонь — это Шактиман, Хозяин Шакти, но обычный огонь утерял свою Шакти. Ты должен вернуть Шакти огню, чтобы он мог выполнить работу для тебя. Шива и Шакти, конечно, идентичны в абсолютном смысле. Они идентичны в том же самом смысле, как огонь и горение, но на практике они различны».
Это было не очень понятно, но Вималананду нельзя было перебивать, когда он пребывал в таком настроении.
«Затем зажигается огонь. Ты когда-нибудь задумывался над тем, как садху, находящемуся глубоко в джунглях или в пустынной гималайской местности, удаётся разжечь костер? Даже если ему удастся раздобыть сухие дрова, из чего он высечет искру, чтобы их поджечь? Он не носит с собой спичек. Ответ лежит в верном использовании мантры Вишну Сударшана».
«Мантра Вишну Сударшана?» Я никогда не слышал о такой, но я знал, что Вишну, Хранитель Мира, в качестве оружия использует диск, который называется сударшана, что буквально означает «хорошее зрение». Казалось, в названии этой мантры присутствовал некий важный эзотерический смысл. Не случайно же он упомянул третий глаз Я очень надеялся разобраться в этом.
Но Вималананда лишь сказал: «Да, когда ты повторяешь эту мантру, автоматически возникает огонь, и пламя разгорается всё сильнее, вне зависимости от влажности топлива. Я сам пробовал разжигать этой мантрой погребальные костры под проливным дождём, и они отлично горели».

«Выбор жертвоприношений для хомы зависит от той работы, как духовной, так и мирской, которую огонь должен сделать для тебя. В тех хомах, которые я выполняю с моими «детьми», мы всегда преподносим топленое масло, ячмень, пшеницу, рис, семена кунжута, сушеные и свежие фрукты, мёд и сахар — всё смешанное в определённой пропорции. Всё это обладает сладостью, поскольку мы хотим, чтобы огонь даровал нам как мирское процветание, так и духовное развитие. Мы также добавляем сахарный тростник, который так любят слоны. Это умиротворяет Ганешу, который всегда должен быть умиротворён в первую очередь, какой бы ни совершался ритуал. Помимо того, мы добавляем определённые травы, которые придают пеплу целебные качества.

«Я начинаю свою хому, поминая мою мать: сначала — мою космическую мать, Смашан-Тару, а потом — мою физическую мать. Сейчас её нет в живых, но даже когда она была жива, я, бывало, думал о ней: «Ма, именно благодаря тебе я пребываю в этом мире. Спасибо тебе за то, что ты дала мне возможность спасти самого себя». Затем я поминаю Бхригу, риши моей семьи: «Эти мантры зародились в тебе, они исходят из тебя. Я приветствую тебя, поскольку я зародился в твоём роду». Затем я отдаю почести Семи Риши — Пулахе, Пуластье, Девале, Асите, Крату, Бхригу и Ангирасу — и ещё четырём риши, чьи имена я не могу назвать. Далее, я приветствую различных богов и богинь, планеты и всех полубогов, которые покровительствуют деревне, её окрестностям, а также дому, если я выполняю хому в чьём-то доме. И наконец, я делаю приношения всем остальным эфирным существам: и тем, кто более или менее благожелателен, например якшам, киннарам, гандхарвам и видьядхарам, и тем, кто более зловреден, к примеру, брахма-ракшасам и другим духам мёртвых.
«Наконец, я обращаюсь к огню и прошу его войти в меня и возжечь мой Бхута-агни. Бхута-агни — это огонь тонкого тела, огонь, который необходим для духовного развития. Одна из главных целей выполнения хомы заключается в пробуждении Бхута-агни. Если я действительно хочу, чтобы Огонь вошёл в меня, моё «я» должно исчезнуть, должен быть создан духовный вакуум. С этой целью я подношу мои уши огню и прошу в обмен божественные уши: яснослышание. Когда огонь соглашается, я предлагаю ему свои глаза и прошу глаз божественных: ясновидения. Когда в ответ на это жертвоприношение приходит позитивный ответ, я преподношу ему свой язык и испрашиваю божественной речи. Как только Огонь входит в меня, я могу продолжать ту работу, которую мне нужно делать. Мы не предлагаем огню свои физические уши, глаза и язык, за исключением случая кханда-манда-йоги, о которой я расскажу тебе на днях. В хоме мы преподносим огню свои ощущения.
«После всей этой предварительной работы я прошу моё божество расположиться в яме костра и начинаю ритуал жертвоприношения. В ходе хомы огонь иногда может шипеть, потрескивать или издавать другие звуки. Таким образом огонь пытается заговорить, но ты не можешь понять его, если твоё восприятие недостаточно тонко. Огонь пытается установить с тобой связь и другими способами, здесь особенно важен цвет пламени».
«Как это?»
«Даже современная наука подтвердила, что каждый оттенок цвета оказывает специфический эффект на тело и ум, стимулируя гипофиз, шишковидную железу и гипоталамус, которые, в свою очередь, влияют на остальной организм. Один цвет может вызывать гнев, другой — радость, а третий может улучшать сосредоточенность. Когда ты приближаешься к огню и обнимаешь его, ты предлагаешь ему себя, и он входит в тебя. Затем внешний огонь действует как барометр функционирования внутреннего духовного огня, Бхута-агни. Прежде чем ты сможешь полностью подчинить себе физический огонь, ты должен установить контроль над Бхута-агни.
«Когда все запланированные жертвоприношения окончены, в самом конце хомы, я кладу в огонь кокос. Кокос олицетворяет голову поклоняющегося с тремя глазами. Он так же наполнен влагой, как и голова кровью, спинномозговой жидкостью и выделениями желез. Когда я подношу кокос, я подношу огню всё моё сознание с просьбой преобразить его в божественное сознание. Я предлагаю свою «голову», чтобы получить голову божественную. Затем я наклоняюсь к огню и прошу моё божество возвратиться в его дом, и здесь моя хома завершается. Потом, закончив ритуал, я ещё некоторое время сижу у огня и общаюсь с ним.